elis_may: (Default)
Эскапизм - это не бегство от проблем, это отказ признать, будто не существует ничего, кроме них.
(2008)
elis_may: (Default)
Те самые люди. про которых можно сказать, что они чувствуют и знают, где "хорошо", а где "плохо", в кризисной ситуации скорее всего сообщат вам, что всё сложно.
Чёткий ответ, где "хорошо" и "плохо" в данный момент, даст только догматик.
elis_may: (Default)
Ярость - всегда реакция на боль.
А ничто не ранит больнее и глубже, чем предательства со стороны тех, кого любишь.
elis_may: (Default)
Хорошая история - та, что выводит нас за рамки нашего личного опыта.
Этим хорошо фэнтези и авантюрные книги - они забрасывают нас в обстоятельства, в которых мы не можем оказаться.
Этим хороши сложные формы - они выставляют другой угол зрения, который мы обычно не используем.
Этим хороши истории с двойным-тройным-и так далее дном - они отличаются от жизни именно степенью своей осмысленности и значимости каждого момента.
elis_may: (Default)
Есть такой типаж персонажей (вероятно, и людей, но я размышляла именно на материале персонажей) - тонкая-звонкая хрупкая милая девушка-девочка, вся из себя светлая и добрая. Как-то в разговоре я охарактеризовала их как добрых просто от того, что им не с чего быть злыми. Это такая детская условная доброта. бездумная, от уверенности в общей хорошести мира. Теперь подумала, что такие персонажи не становятся злыми и после испытаний. Но только потому. что у них нет обычно достаточно сильных и глубоких чувств, которые могли бы увести их на "тёмную сторону". Поэтому они скорее добренькие, а не добрые. Моё уважение куда скорее вызывают те, для кого добро - осознанный выбор, кто хоть раз либо был злым, либо устоял перед сильным искушением быть.
elis_may: (autumn)
Длинное вступление: мне хочется записать эти мысли, высказать и сформулировать их. Не хочется делать это в бумажном дневнике, потому что там больше шансов. что я брошу их недосказанными или скомканными, да и почему-то мне хочется. чтобы этот текст в связном виде можно было бы найти. Я бы написала в жж, но боюсь, что мои мысли могут истолковать неверно, а я этого просто-напросто не люблю. Поэтому я запишу их сюда: пространство располагает к развёрнотому высказыванию, а прочитать его некому. Возможно, на самом деле я бы даже хотела поговорить об этом, но это бессмысленно и не стоит этого делать.

Так вот. В грядущем со дня на день двадцатипятилетии меня огорчает одно: мне совершенно не хочется его праздновать. И особенно с друзьями.
Суть праздника всегда и везде состояла в том, что этот день чем-то отличается от всех других. В него можно не делать чего-то или делать что-то необычное. Носить другую одежду, есть другую еду, заниматься другими вещами, общаться с другими людьми. Если этого нет. нет и праздника.
Когда я была ребёнком, в году было два больших праздника: Новый Год и День Рожденья. И в обоих случаях мы приглашали ко мне гостей - человек 10. Никогда больше столько гостей в доме не бывало, с кем-то я и вовсе виделась только в эти дни. Потом, недолго, это были единственные случаи, когда собирались друзья из двух разных школ. Потом я пару раз устраивала сборища для всех своих разных друзей, иначе не пересекавшихся никак.
А сейчас мне некого позвать, кроме команды. Есть ещё только Камилла, которая в эту компаню не рвётся, а уж её молодой человек и подавно. А позвать команду - мы регулярно собираемся вместе, это здорово, я обожаю эти посиделки, но это обычно. Если я позову только их и Марту. это будут точно такие же посиделки, как всегда. Это не будет праздник. Это не будет день рожденья.

И всё упирается в то же. о чём я думала уже не раз. Мне некомфортно иметь только одну компанию. Мне нужно хотя бы две. дружеские компании. где мне было бы уютно. интересно и радостно, которые можно было бы собирать. куда можно было бы прходить. А в случае праздников вроде Дня рожленья внезапно их ненадолго смешивать.
В этом плане мне было хорошо, когда уже была команда и ещё была компания Оля-Кэт-Кэм.
И плохо теперь.
К сожалению. я не вижу путей выхода из той ситуации.
Грустно, когда на 25-летие просто некого пригласить.
elis_may: (open heart)
Бывают вечера, когда я готова поступать, как героиня только что понятой истории, и писать письма несуществующим друзьям.
elis_may: (Default)
Когда в состоянии острого голода от нехватки душевного тепла и общения организм настойчиво ищёт, что пожевать, в этом винить языковую метафору или состояния действительно настолько схожи, что язык лишь верно отражает факты?

Я люблю моих друзей, и они чудесны, но всё-таки мне не к кому обратиться, чтобы поговорить, когда в душе ноющая пустота и скребут кошки, изголодавшиеся по теплу, когда хочется нести чушь, мечтать вслух и делиться сокровенными историями.
(впрочем, я всё равно не умею всего этого делать. Или, как минимум, давно разучилась)
elis_may: (fruit)
А вообще заниматься творчеством для человека гораздо естественнее, чем нет.
Рисовать на стенах пещеры, складывать сказки, выдавливать узор на горшке. И пусть у всего этого есть утилитарный смысл - я уверена, ощущение радости от удавшейся вещи, которой раньше совсем не было, было то же.
elis_may: (open heart)
Чтобы жить, надо всего-то научиться превращать в счастье причиняющее боль. Это не объяснить и не научить другого, оно понимается само, очень просто, с своей кровью и проглоченными слезами, когда поднимаешь глаза и благодаришь за то, что у тебя есть то, из-за чего всё это.
И поэтому - кстати - лучше потерять, чем не иметь никогда.

2008 г.
elis_may: (open heart)
Слова «целый» и «исцеление» едва ли похожи случайно. Исцеление – это восстановление цельности. Причём подлинное исцеление – это восстановление цельности внутренней.
(ноябрь 2011)
elis_may: (Default)
Для меня любить значит разговаривать.
Не только это, конечно же, но разговаривать -совершенно обязательно. Знать, что почти в любое время можешь заговорить и получить отклик. Возлюбленный - для меня это собеседник, самый близкий и самый лучший в данный момент.
elis_may: (open heart)
Любовь - это не главное в жизни.

Важное, прекрасное - может быть. Но не главное.
elis_may: (open heart)
Мы говорим о вещах, событиях, занятиях «мой», чтобы обозначить, их принадлежность себе. И только о человеке мы говорим «мой», чтобы обозначить свою принадлежность ему.
«Мой друг», «мой любимый», «мой брат» – неважно. Любая из этих фраз означает существование системы связей, чью власть над собой мы признаём самим произнесением, самим выбором этой формулировки.
Page generated Sep. 21st, 2017 12:19 pm
Powered by Dreamwidth Studios